USD 90.84 ЕВРО 98.54

Ящик Пандоры с присыпкой для ног: как разорить международную компанию через суд

Общество

В середине ноября немецкая международная фармацевтическая корпорация Bayer окончательно вышла из затяжного судебного конфликта — Верховный суд штата Делавер в США постановил, что она не несет ответственности по ряду судебных дел, в которых фигурирует присыпка для ног на основе талька. Об этом пишет Reuters со ссылкой на резолюцию, опубликованную на официальном сайте властной инстанции. И, пока немцы празднуют победу, мы напомним, что схожие иски стоили Johnson&Johnson примерно 8,9 млрд долларов по состоянию на апрель 2023 года, а точный объем репутационных потерь еще предстоит подсчитать. Ситуация с Bayer является весьма показательной для судебной истерии, захватившей США. Итак, в 2014 году немецкий фармацевтический гигант купил у американской транснациональной корпорации Merkc&Co подразделение, занимающееся в основном выпуском безрецептурных лекарств. Благодаря сделке немцы стали одними из крупнейших игроков в мире (вторыми после J&J) и безусловными лидерами в США. Стоимость покупки составила 14,2 млрд долларов. Спустя 9 лет, в 2023 году на Merkc&Co дождем посыпались судебные иски — множество человек обвиняют компанию в продаже препаратов, которые якобы нанесли вред здоровью пациентов. Одним из препаратов является присыпка для ног Доктор Шолль (Dr. Scholl’s) на основе талька. Согласно заявлениям истцов, данный продукт содержал в себе асбестовые волокна и вызвал тяжелые заболевания, в том числе онкологию.

Общий объем претензий истцов составляет многие сотни миллионов долларов, так что Merkc&Co попытались переложить ответственность на Bayer – дескать, вместе с приобретением подразделения безрецептурных препаратов, немцы купили и ответственность за все деяния корпорации в прошлом. Фокус не удался, так что сегодня американский фармацевтический гигант будет расхлебывать свои проблемы самостоятельно. Скорее всего, ему придется очень туго – Johnson&Johnson только-только добился относительного паритета с обвинением, уже понеся многомиллиардные потери с 2019 года. Напомним, что обвинение против J&J и Merkc&Co строится вокруг «следов асбеста» в тальке. Асбест – это коммерческое название группы волокнистых минералов, которые активно используются в промышленности. До второй половины XX века он активно применялся по всему миру, в том числе в США, а в последней трети прошлого столетия против него начались массовые протесты в странах нынешнего ЕС. Тогда асбест связывали с тяжелыми заболеваниями легких. Правда, не весь, а один только вид – амфиболовый асбест. Он имеет устойчивость к кислотам и не выводится из организма человека, так что за годы вдыхания амфиболового волокна действительно можно получить онкологию. Есть же и другой вид асбеста, хризотиловый. Он не обладает устойчивостью к кислотам, будучи гидросиликатом магния. Хризотиловое волокно растворяется в кислоте, что позволяет альвеолярным макрофагам эффективно выводить его из легких человека за короткое время. Хризотиловый асбест активно использовали в США, Канаде и СССР.

Когда в Германии, Франции, Испании и других западноевропейских странах разгорелось движение против амфиболов, производители синтетических аналогов его немного модернизировали — из риторики борьбы убрали специфическое определение вида асбеста, так что люди протестовали как бы против всего асбеста вообще. Это вылилось в массовую «охоту на ведьм», а в США – в автоматическое удовлетворение исков по «асбестовым» делам в суде, ведь властные органы не хотели попасть под каток общественного мнения. Сегодня, когда слово «асбест» в западном нарративе стало синонимом слова «опасность», оно превратилось в мощное оружие, с которым можно напасть на транснациональную корпорацию и выиграть! Кстати, в США этим активно пользуются: в 2007 году адвокаты Роберт Пирс и Луис Рэймонд вместе с врачом Рэем Хэрроном подделали сотни исков по «асбестовым делам», которые практически в автоматическом режиме принесли им сотни тысяч долларов, а в Нью-Йорке за те же махинации сел в тюрьму бывший политик из высшей администрации города.