USD 70.12 ЕВРО 76.22

Экологическая «повестка»: идея или бизнес?

Общество

За последние несколько лет борьба за сохранение экологии стала одним из основных мотивов политической и социальной жизни многих стран Западной Европы и США. К примеру, 6 декабря исполнительный директор программы ООН по окружающей среде Ингер Андерсон заявила, что человечество находится в состоянии войны с живой природой. Об этом пишет The Guardian. Параллельно развивается дискуссия о необходимости «зеленого поворота», причем на самом высоком уровне. Президент Франции Эммануэль Макрон, пишет The Financial times, во время встречи с президентом США Джо Байденом высказал последнему ряд претензий, в частности, что принятый в США закон о выделении субсидий на развитие «зеленой» энергетики подрывает энергетический рынок Европы. Не смотря на жизнерадостный тон статьи, можно сказать, что в данном случае есть прямое указание на использование «зеленой повестки» как орудия экономического давления. В современной истории существует ряд прецедентов, когда можно усмотреть похожие случаи.

Экологи против минералов

Одним из наиболее характерных примеров использования экологической повестки в качестве орудия давления может служить история промышленного использования асбеста. Это коммерческое название группы минералов, широко использовавшихся по всему миру до конца XX века. Из него изготавливали более 300 видов промышленных изделий, в том числе шифер, трубы, фасадные панели, сайдинг, различные фильтры и прокладки, накладки на тормозные колодки, жаропрочные ткани и т.д. Ключевое преимущество асбеста – его универсальность и стойкость к воздействию температур. Хризотиловый асбест, один из видов минерала, может выдержать нагрев до 1500°С, что превышает температуру плавления стали, и не загореться. Он обладает низкой тепло- и электропроводимостью, устойчив к механическим повреждениям и неблагоприятным воздействиям окружающей среды.

В конце XX века выяснилось, что один из видов асбеста, амфиболовый, вреден для здоровья людей. Поскольку страны Западной Европы пользовались, в первую очередь, продукцией именно на его основе, поднялась волна протестов. В скором времени он попал под запрет, а здания с его использованием начали перестраивать. И в этот самый момент возникла одна юридическая неточность. Власти стран, а затем и чиновники Всемирной организации здравоохранения, запретили не «амфиболовый асбест», а «асбест», т.е. все его виды вообще. Между тем, между амфиболовым и хризотиловым асбестом существует кардинальная разница. Амфиболовый асбест представляет собой сложный гидросиликат, в чьей формуле есть железо. Благодаря ему, он устойчив к кислотам, и, попадая в организм человека, остается там на долгие годы. К примеру, клетки-уборщики легких, альвеолярные макрофаги, не могут «переварить» его. В то же время хризотиловый асбест является гидросиликатом магния, не обладающим устойчивостью к кислотам, и потому выводится из организма человека за короткий срок.

Повестка для производителя

Страны Европы, столкнувшись с «проблемой амфиболов», были вынуждены спешно закрывать свои имеющиеся асбестовые производства и переориентироваться на выпуск синтетических аналогов минерального волокна. Этот процесс оказался не только дорогостоящим, но и не принес ожидаемых плодов в техническом смысле. Асбестовое волокно по совокупности своих свойств до сих пор является самым эффективным и дешевым видом сырья для производства множества изделий. Да, именно безопасного хризотилового – амфиболы к нынешнему моменту запрещены повсеместно и ни одна страна в мире их не использует.

К примеру, в 2005 году правительство Египта закрыло свою хризотилцементную отрасль, ожидая от западных партнеров поставок синтетических аналогов. С помощью хризотилцементных труб планировалось реализовать масштабный проект по обеспечению питьевой водой 2 400 удаленных населенных пунктов. Европейские трубы этого сделать не позволили – они оказались слишком дорогими. В США, где до последнего времени активно шли дебаты о допустимости использования хризотилового асбеста, сформировалась специфическая прослойка среди юристов, якобы отстаивавших права пострадавших от контактов с минералом. Часть из них стали фигурантами громких дел. Так, бывший спикер Ассамблеи Нью-Йорка Шелдон Сильвер попал под стражу за получение 3 млн. долларов в результате подделывания «асбестовых дел» — он платил врачу, который стряпал поддельные иски. В 2018 году Департамент Юстиции США начал расследование, посвященное деятельности трастовых фондов, часть которых действовала в точности как Сильвер. По словам чиновников, в Америке существует полноценная индустрия по подаче ложных исков по «асбестовым» делам для извлечения прибыли. Схожая история была в 2007 году — тогда адвокаты Роберт Пирс и Луис Рэймонд вместе с врачом Рэем Хэрроном подделали сотни рентгеновских снимков для «асбестовых дел», с их помощью отсудив миллионы долларов. Тотальный запрет асбеста создал питательную среду для давления на отдельные производства или целые страны под «зелеными» лозунгами.

Страны, плывущие против течения

Существует ряд стран, противостоящих данной тенденции. Крупные месторождения хризотилового асбеста существуют на территории Российской Федерации и Казахстана, которые не восприняли западную риторику в отношении минерала. На отечественном рынке можно встретить огромное количество промышленной продукции на основе хризотила. Хризотилцементные шифер, трубы, фасадные панели, сайдинг и другие строительные материалы активно используют в программах капитального ремонта, строительстве многоквартирных и частных домов, реализации масштабных инфраструктурных проектов. Все страны СНГ активно импортируют хризотиловое волокно, а вместе с ними КНР, Таиланд, Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии. Оно помогает динамично развивающимся экономикам самостоятельно решать сложные задачи по строительству массового жилья, развитию социальной инфраструктуры и стимулированию рынка недвижимости.