USD 66.42 ЕВРО 75.22

Директор АНБ хочет получить доступ к зашифрованным коммуникациям

Экономика

Директор АНБ: США должна разработать правовую базу, чтобы государственные органы могли читать зашифрованные данные

Вероятно, нет ничего удивительного в том, что директор Агентства Национальной Безопасности США хочет получить доступ к зашифрованным данным на компьютерах и других устройствах.
США должна быть в состоянии выработать политику, которая позволяет АНБ и правоохранительным органам читать зашифрованное данные, когда им это нужно, сказал директор АНБ Майкл Роджерс во время выступления на мероприятии, посвященном политике кибербезопасности.

Отвечая на вопрос, должно ли правительство США иметь бэкдоры к зашифрованным устройствам, Роджерс сказал, что правительство США должно разработать «систему».

«Вы же не хотите, чтобы ФБР и АНБ в одностороннем порядке принимали решение: «К чему мы собираемся получать доступ, а к чему не собираемся?», сказал Роджерс во время своего выступления на New America Foundation. «Это не должно быть нашей ответственностью. Я просто считаю, что это достижимо. Мы должны разработать пути решения».

На мероприятии Роджерс дискутировал с руководителем отдела Информационной безопасности Yahoo Алексом Стамосом.

Роджерс не первый член администрации президента Барака Обамы, призывающий к созданию обходных путей шифрования. В сентябре после того, как Apple и Google анонсировали средства шифрования для своих мобильных операционных систем, директор ФБР Джеймс Коми и Генеральный прокурор Эрик Холдер высказали опасения, что дополнительные средства шифрования будут препятствовать правоохранительным органам в расследованиях.

Стамос сомневается в том, что создавать бэкдоры в шифровании — хорошая идея. «Если мы собираемся создать дефекты/бэкдоры или золотые мастер-ключи для правительства США, верите ли вы, что мы должны сделать то же самое для правительства Китая, правительства России, правительства Саудовской Аравии, правительства Израиля правительства Франции?» — сказал он.

Роджерс против использования слова «бэкдор». «Когда я слышу «бэкдор», я думаю: «Это звучит как нечто тайное. Зачем идти через потайной ход? Это должно быть очень публичным», сказал он. «Опять же, на мой взгляд: мы можем создать правовую основу для того, как мы делаем это. Это не то, что мы должны скрывать».