USD 64.02 ЕВРО 70.85

Евгений Шихов: «У пиратства две стороны»

Мнения

Евгений Шихов: «У пиратства две стороны»

НП «СОДЕЙСТВИЕ» беседует с главой представительства компании Altium Евгением Шиховым.

— Представьте, пожалуйста, свою компанию нашим читателям.

— Это австралийская компания,  у которой уже есть история – Altium работает на рынке более 25 лет. Головной офис компании расположен в Сиднее, также есть Европейский офис, он – в Германии (город Карлсруэ), и представительства в других странах.

Основным продуктом компании является Altium Designer. Это продукт, который разрабатывается, поддерживается и предлагается сегодня на рынке. В прошлом наши продукты имели названия Protel, P-Cad и ряд других.

P-Cad хорошо известен на российском рынке, он де-факто является индустриальным стандартом для разработки электронных устройств у нас в стране. Но, к сожалению, по ряду причин компания в 2006 году приняла решение не развивать больше продукт P-Cad, а полностью перейти к разработке и развитию Altium Designer.

По сути P-Cad это некий предшественник Altium Designer, но последняя разработка – не продолжение P-Cad, а новый продукт, поддерживающий все основные функции P-Cad. Если говорить о самом Altium Designer, то нужно подчеркнуть, он уникален на мировом рынке, потому что это единственная система автоматизированного проектирования электронных устройств, которая поддерживает идею сквозного проектирования. Один инструмент позволяет осуществлять работу всем проектировщикам, которые вовлечены в общий процесс проектирования электроники. От разработки принципиальных электрических схем, разработки печатных плат до моделирования и анализа целостности сигналов разрабатываемого устройства, встроенного в корпус. Все этапы работы объединены в один пакет. Основное отличие Altium Designer – это продукт для сквозного проектирования, который позволяет разработчикам работать в единой среде проектирования и с единой моделью данных.

—  Это основное отличие от аналогичных продуктов конкурентов?

— Да, это наше принципиальное отличие от конкурентов. У других компаний каждый этап проектирования поддерживается с помощью отдельного продукта и процесс перехода с одного этапа разработки в другой выглядит как экспорт-импорт из одного процесса в другой. У каждого модуля своя база данных. В Altium Designer все в одном: на входе есть идея, на выходе – готовый, встроенный в корпус продукт.

Кроме того, Altium Designer поддерживает разработку ПЛИС (программируемых логических интегральных схем). Это достаточно интересное направление, оно очень актуально во всем мире. Недавно в Altium Designer была встроена поддержка сенсорных технологий для проектирования устройств с сенсорным функционалом.  Это сделано при участии компании Atmel. Теперь время и стоимость  разработки сенсорных устройств значительно сокращены, и проектировщик может создавать этот функционал одним движением мыши.

Altium Designer это даже программно-аппаратный комплекс, потому что к нему прилагается еще аппаратная часть – платформа, под названием NanoBoard. Это набор стандартных элементов, с помощью которых можно создавать модель будущего устройства. Например, проектировщик реализовал идею печатной платы, и чтобы посмотреть, как все это будет работать в реальной жизни, чтобы не создавать прототипы, он может использовать эту платформу, которая, кстати, работает и с ПЛИС. Это сокращает и время, и стоимость разработки, облегчает жизнь при реализации модели устройства.

— Как представлена ваша компания в России и какова ее модель продаж?

— 1 октября 2010 года открылось представительство компании в России. У нас есть двухуровневая партнерская сеть – это компания-дистрибютор «Нанософт» и сеть дилеров. Сейчас в России 14 дилеров и один на Украине. Конечно же, есть планы по продвижению в другие страны СНГ – Белоруссию и Казахстан. Представительство компании коммерческую деятельность не ведет. Мы определяем маркетинговую политику, политику продвижения продуктов, рекламные кампании, в том числе работу по борьбе с пиратством, а уже подписанием договоров и поставкой товара занимаются наши партнеры.

Так выглядит NanoBoard

 

— Насколько рынок России готов к этому продукту?

— Конечно, готов. Потребность в таком решении есть, но я уже отметил, что на российском рынке разработки электронных устройств наш предыдущий продукт: P-Cad является индустриальным стандартом. Он не поддерживается и не поставляется, но он присутствует в огромных количествах в нелицензионном виде. Люди к нему привыкли, сделали какие-то свои наработки, базы данных. И внедрить в их головы идеи о том, что пора пользоваться другими инструментами, чтобы создавать современные приборы, очень сложно. Мы над этим работаем, проводим семинары, общаемся с большими компаниями. 

— А перспективы какие?

— Перспективы роста очевидны, потому что есть установки руководства страны, что экономику надо переводить с сырьевых рельсов на инновационные, развивать индустрию ИТ и производства высокотехнологичных приборов и устройств. А с другой стороны есть большой пул пользователей пиратского софта, который нужно конвертировать в лицензионный. Проблема еще в том, что большая часть пользователей нашего софта, это не гражданские разработчики, а военные. Основной пул заказчиков – это те компании, которые работают на ОПК. И вот они готовы обсуждать вопросы повышения эффективности бизнеса, а не только вопросы легализации ПО.

Заказчики доказали, что скорость разработки устройства на Altium Designer сокращается на 60%. Стоимость разработки сокращается раза в два. Показатель эффективности разработки с помощью старых инструментов довольно низкий. А с помощью Altium Designer этот показатель увеличивается в разы. Поэтому потенциал на российском рынке у нас большой. Думаю даже, что мы будем расти в ближайшие 3-5 лет на 20-50% ежегодно. 

— То есть, идет замена P-Cad  на Altium Designer?

— На самом деле не факт, что его обязательно надо менять. Многим действительно достаточно P-Cad. Его нужно только лицензировать. Мы идем таким заказчикам навстречу. P-Cad не выпускается и не поддерживается с 2006 года, и мне пришлось приложить достаточно много усилий, чтобы пробить идею программы лицензирования P-Cad в головном офисе. У нас она действует с августа 2010 года, и все желающие могут за 60 тыс. рублей лицензировать свою копию P-Cad, которая установлена на его рабочем месте. По сравнению с 10 тыс. евро, а по этой цене его продавали до 2008 года, цена небольшая. За эти деньги он получает серийный номер продукта с регистрацией в базе данных производителя и лицензионный сертификат. Но он не получает ни технической поддержки, потому что вендор не может отвечать за ломаный код. Если у пользователя есть желание получать весь спектр услуг от вендора, то необходимо приобрести апгрейд на Altium Designer, тоже по специальной цене и получить полный пакет услуг.

— Как вообще вы относитесь к пиратству, оно сильно вредит бизнесу?

— Конечно, вредит: правообладатель несет ущерб, экономика недополучает налоги, и это плохо.  Но можно посмотреть и с другой стороны: пользователи «подсаживаются» на продукт, они его знают, используют, получают коммерческую выгоду. Происходит «захват умов» пользователей, которым уже не надо рассказывать, какой классный это продукт – клиент созрел. Пиратство —  весьма двойственное явление, на него можно посмотреть с разных сторон.

— Как по-вашему, началось ли в России возрождение ваших целевых рынков после кризиса?

—  Да, наш рынок достаточно ощутимо растет. Кроме того, наши клиенты, как я говорил, работают в основном в военной области, а туда идут государственные деньги, поэтому инвестиции есть.  Думаю, что наш сектор если и не восстановился, то на пути к оздоровлению.