USD 66.78 ЕВРО 73.98

ИТ-консалтинг: в чем секрет успешной карьеры?

Мнения

ИТ-консалтинг, секретами успешной карьеры делится Константин Маркелов, ОТР

Создание систем по управлению бизнес-процессами финансовых организаций – сектор услуг, только начавший обретать реальную силу в структуре российской экономики. Своим примером успешного профессионального роста с нами делится Константин Маркелов, заместитель директора по развитию бизнеса компании ОТР, эксперт Ассоциации Российских Банков. Осенью нынешнего года Константин Маркелов стал обладателем Золотого диплома АРБ (Ассоциации российских банков). Эти почетную награду Ассоциация вручила ему на юбилейном, 15-м Международном Форум разработчиков интегрированных банковских систем, еще раз подтвердив его высокий авторитет и профессиональную компетентность.

— Константин, как давно Вы причастны к созданию
автоматизированных систем для  организаций финансового сектора? С
чего начинался Ваш трудовой путь именно в этой области?

— «Причастен» — это очень сильно сказано, ведь я не разрабатывал и не
создавал автоматизироавнных банковских систем. А, впрочем, именно
«причастен»! История была такова… Пусть это будет не совсем скромно, но
о
том славном времени, которое «до ОТР» буду говорить «я» (поскольку в
своей
компании я возглавлял направление деятельности по ИТ-консалтингу), а про
настоящее время по возможности буду говорить «мы».

С середины 80-х я работал на Советскую оборонку в космической отрасли.
Но в эпоху малых предприятий и научных кооперативов и наш сектор
системного
проектирования проектного отдела образовал своё малое предприятие — Центр
Научно-Технической Деятельности «СПЛАН». Для друзей-однокашников нашего
заглавного учредителя Сергея Шевченко мы делали заказную систему анализа
биржевой информации — у них была брокерская контора на РТСБ. Какую-то
систему сделали на Clipper, свои деньги получили. Но решили посмотреть,
насколько наша система может конкурировать с аналогичными.

Меня командировали на выставку «Биржевые и Банковские системы-1991», где я
и
занялся изучением возможных конкурентов. После недолгого и неглубокого
анализа стало ясно, что наша система не выдержит никакой конкуренции,
поскольку она хуже по целому ряду параметров. Правда, положительным
моментом
стало то, что были выдвинуты показатели и критерии сравнения
автоматизированных систем. Получился довольно-таки интересный
аналитический
материал, который был опубликован частями в компьютерной и деловой
прессе.

Однако, время биржевых торгов, как оазиса свободных цен, миновало. Цены
стали свободными везде. Соответственно, не было ни спроса на биржевые
аналитические системы, ни тем более, на аналитику для них. И вот на
следующий год, перед выставкой «ББС-1992» я получаю заказ от одного из
редакторов газеты «Деловой Мир» подготовить аналитический материал по
банковскому ПО, по материалам этой выставки.

Вот, наверное, с марта 1992 года и началось моё знакомство с банковскими
системами и банковскими технологиями. В начале — в качестве аналитика в
печатных изданиях, что помогло познакомиться со многими российскими
разработчиками, банкирами, узнать о банковских технологиях поближе и
поглубже. Первый консалтинговый проект был у меня в 1994 году в Торибанке
(спасибо Косте Вайсману, он был первым заказчиком). Первый тендер по
выбору
АБС был проведён в 1995 году — тоже для Торибанка. Первый «зарубежный»
контракт — в 1997 году — для кишинёвского BANCA SOCIALA.

До 2003 года я более 12 лет проработал в СПЛАНе, являясь одним из его
совладельцев, а третьего марта 2003 года (замечательная дата: «ноль
третьего
ноль третьего ноль третьего») вышел на работу в компанию ОТР, где и
нахожусь
до сегодняшнего дня, и никуда уходить не собираюсь…

 — Какие проекты стали для Вас этапами профессионального
роста?
Какие из них Вы можете отметить как самые сложные, какие — самые
интересные?

— Таких проектов очень много. Поэтому расскажу только о нескольких,
действительно ставших знаковыми для моей карьеры. Итак, мой рейтинг
«Топ-10»!

  • Два проекта в Торибанке: в 1994
    и в 1995 годах — первый консалтинговый
    проект вообще и отладка тендерных технологий.
  • Проект по выбору АБС в 1995
    году в Камчатагропромбанке — первый выездной
    проект.
  • Проект по выбору АБС в 1996
    году в Московском Национальном банке — первый
    проект, когда ИТ Банка было не нашим союзником, а нашим оппонентом, опыт
    работы в жёстких условиях.
  • Тендерный проект в 1997 году
    для кишинёвского BANCA SOCIALA — выход (пусть и формальный) на международный
    уровень консалтинга и выход на высокий уровень общения, когда важные проектные
    решения обсуждаются напрямую с Председателем Правления.
  • Тендерный проект и затем проект
    внедрения АБС для Ярсоцбанка с декабря 1998 по август 2001 года — самая
    длительная (пока) непрерывная цепочка проектов, когда весь Банк от Председателя
    до операционистов был знаком, когда пришлось заниматься внедрением не только в
    ранге консультанта, но и в ранге Советника Председателя — руководителя проекта
    внедрения, когда проект проходил и через успехи, и через падения, но всё равно
    — победа была достигнута!
  • Проект по оценке используемой
    АБС для Московского Индустриального Банка в
    2002 году — был получен скорее отрицательный опыт, когда наши
    рекомендации
    не были приняты банком, но для того были объективные причины: Заказчик
    оказался не готов к изменению существующего положения дел. Это был
    последний
    крупный проект в СПЛАНе.
  • Проект по разработке
    ИТ-Стратегии для НОМОС-Банка, который случился сразу же после моего перехода в
    ОТР в 2003 году (спасибо давнему другу Олегу Семёнову) и перерос в целую
    цепочку проектов для этого Банка.
  • Проект по разработке
    ИТ-Стратегии и проведению Тендера для Банка
    «Центр-Инвест» в 2005 году — в Ростов-на-Дону на встречу с руководством
    мы
    ездили вдвоём с Дмиитрием Рыбаковым. И там, в личных беседах Дима многому
    меня научил — в части продаж в особенности. Это была хорошая и очень
    полезная школа!
  • Тендерный проект в Казани для
    АК БАРС Банка в 2004 году — это была лебединая
    песня Старой Гвардии ОТР, в которую я вписался довольно удачно. Один
    только
    список аналитиков, которые участвовали в тендерных показах на этом
    проекте,
    практически совпадает со списком директоров департаментов ОТР сейчас:
    Маша
    Архипова, Оля Гусельникова, Дима Максимов, Лёха Лапунов, Андрей Куксов,
    Дима
    Гусев, Володя Башкевич, я…
  • И, конечно же, цепочка проектов
    (Тендер — Предпроект — Внедрение АБС) для
    МБРР, начиная с 2006 года и по сегодняшний день. Проект внедрения — пока
    что
    самый ёмкий и самый сложный изо всех проектов, которые были. Это — моя
    гордость, новый уровень развития.

Думаю, этой топ-десятки будет
достаточно. Почти о каждом из этих проектов я
могу рассказывать долго, например «в исторяих и анекдотах». Сейчас,
например, идёт проект с Банком России, даже два проекта (к которым я тоже
имею непосредственное отношение), но они — для «совсем новой» истории.

— Какой опыт, знания, личные качества помогли Вам состояться как
профессионалу в сфере банковского и ИТ консалтинга? По образованию
Вы — математик, насколько технический склад ума помогал Вам
строить карьеру и бизнес?

Скорее всего, помогла жизненная «привычка» быстро адаптироваться в
незнакомой обстановке и находить в ней возможности для взаимодействия с
коллегами и для собственного развития. Эта «перемена ветров и векторов»
была, что называется, с детства: смена нескольких школ в Куйбышеве
(Самара)
и Варшаве, потом физ-мат интернат в Москве, потом учёба + аспирантура в
Ленинградском университете, снова возвращение в Москву (в Подмосковье) и
работа в космической отрасли, потом приход в собственный бизнес — СПЛАН,
но
когда понял, что у меня нет психологии «собственника», что у меня
психология
«продавца» и «управленца», перешёл в ОТР. Т.е. мне приходилось много раз
в
жизни попадать в новую для себя обстановку. Здесь помогло умение
правильно
ставить задачи и логический подход к решению каждой из поставленных
задач.
Пожалуй, я одновременно «минималист» и «экстремал»: Любую задачу я
стараюсь
решить с минимальными затратами сил и средств. При этом, если я берусь за
какую-то задачу, то стараюсь сделать её максимально хорошо при заданных
сроках.

При работе в коллективе и при взаимодействии с партнёрами и заказчиками,
так
уж сложилось по жизни, я стараюсь внутри себя понять мотивацию собеседника
/
партнёра / оппонента и построить внутри себя модель его поведения,
реакции
на какие-то ситуации. Если взаимодействие идёт по понятным мне шагам и
связям в соответствии с моими «внутренними» моделями, тогда всё в порядке
и
можно быть уверенным в положительном результате. Если же модель даёт
сбой,
либо у меня нет понимания мотивации собеседника / партнёра / оппонента,
тогда я либо оперативно перестраиваю «внутренние» модели, либо стараюсь
«закладываться» на все самые худшие варианты развития событий, либо в
худшем
случае — временно уходить из этой ситуации, дав её дозревать
самостоятельно.
Иногда «дозревание» ситуации без вмешательства приводит к тому, что успех
сам потом падает на подготовленную почву, но иногда ситуация теряется
безвозвратно и безуспешно — тогда надо проводить анализ и «работу над
ошибками»: когда и что можно было бы изменить для достижения успеха.
Постоянно давить на ситуацию с задачей получить максимум всего и как
можно
быстрее — такая психология не для меня.

Кстати, когда уже в совсем зрелом (моём) возрасте дети притащили мне
книжки
по НЛП, и когда я учился на профессиональных курсах для менеджеров продаж
и
курсах по ведению сложных переговоров, то я понял, что до многих секретов
НЛП и продаж я дошёл, что называется, на собственном опыте и своим умом.
Только когда под этот опыт была подведена научная основа, то многое стало
заметно получаться лучше.