USD 62.55 ЕВРО 69.86

Интервью с представителями компании Red Hat: Фил Эндрюс и Сергей Бургин

Мнения

15.02.13

Интервью с представителями компании Red Hat: Фил Эндрюс и Сергей Бургин

«…мы позиционируем себя как единственную компанию, которая использует open source как средство разработки, но при этом имеет очень широкий портфель продуктов и предложений».

НП «Содействие»:

Представительство Red Hat в России
существует уже около года. Не могли бы вы рассказать немного о том, по каким
критерием выбирается страна, в которой открываются представительства
компании?

Фил Эндрюс:

 Ну, во-первых, в стране должен быть достаточно зрелый IT-рынок. Должна
ощущаться необходимость в росте производительности труда в бизнес-среде, при
этом должно ощущаться некоторое давление на бюджеты: при сокращающихся бюджетах
нужно делать все больше. В стране должны тратиться большие деньги на
проприетарное ПО, так как поставщики такого ПО всегда выходят на рынок первыми.
В определенный момент появляется необходимость в замене старой технологической
базы. И в этот момент компании начинают думать о том, сколько все это будет
стоить. Именно в этот момент мы можем делать очень интересные и сильные
предложения. У компаний также появляются новые проекты по переходу с
проприетарного ПО на Linux, тут у нас тоже есть интересные предложения в
области middleware (ПО промежуточного уровня). Это все свободное ПО, любой
может скачать его из интернета и установить у себя. Но тогда он останется с ним
один на один. Мы же предоставляем услуги технической поддержки своего ПО.
Компания может ими не пользоваться, но тогда это работу придется выполнять им
самим. Такая возможность есть далеко не у всех. Не все могут выделить на 
это достаточно людей и времени. Лучше передать это специалистам, таким как мы,
это сразу снимает головную боль. Мы предоставляем ПО корпоративного уровня. И в
области middleware мы помогаем заказчику экономить огромные суммы. Например, в
Великобритании одно из государственных учреждений только на пилотном этапе
проекта смогло сэкономить 14 миллионов фунтов стерлингов и только на
middleware.

НП «Содействие»:

Кто на российском рынке является вашими основными конкурентами, с кем
вам предстоит бороться сильнее всего?

Фил Эндрюс:

Мы конкурируем с двумя факторами. Первый фактор – это когда компания
предпочитает ничего не делать и тратить свои собственные средства на внутреннюю
техническую поддержку. Это в некотором роде наш конкурент. А второй фактор –
специфические вендоры. Например, по middleware мы конкурируем с Oracle и IBM.
Хотя с другой стороны, с IBM мы сотрудничаем по платформам. Это так называемая
coopetiton (смесь конкуренции и сотрудничества). Компании сейчас идут к нам,
потому что хотят сделать больше при не увеличивающихся, или даже сокращающихся
бюджетах. И ситуация складывается следующим образом. К примеру, у компании есть
IT-отдел, он управляет установленной базой. А база при этом может быть очень
разнородной: Unix, Windows, Solaris и т.д. К оборудованию каждого из типов
привязаны специалисты, которые понимают в нем, управляют им. Кроме того есть
данные, которыми тоже кто-то должен заниматься, нужно повышать их безопасность.
Мы предлагаем сохранить эти системы, но поверх них будет специальный уровень.
Это нужно для того, чтобы middleware и все операции были унифицированы. Чтобы
на их обслуживание не требовалось лишних людей и дополнительных специалистов.
Это все сокращает расходы и упрощает структуру.

 

Сергей Бугрин:

На самом деле ситуация достаточно очевидна практически во всех областях.
Если мы берем Linux, то есть определенное количество компаний, с которыми мы
конкурируем по его поддержке (Oracle, Suse и т.д.). Кроме того, мы занимаемся
виртуализацией. И это тоже достаточно большая индустрия, которая живет своей
собственной жизнью. Тут тоже есть вои лидеры, с которыми мы, безусловно,
конкурируем: VMware, Microsoft со своим Hyper-V, есть Citrix и т.д. У нас есть
свои решения, мы хотим принимать участие в этом рынке и уже делаем это. Здесь
мы также будем конкурировать. Если мы посмотрим по решениям, таким как Cloud
(все-таки это решение) то и здесь мы играем, у нас есть свои продукты.
Естественно мы сотрудничаем с компаниями, которые предлагают сервисы с нашим
ПО. Российский рынок сам по себе уже взрослый, поэтому здесь интересно
работать. При этом мы позиционируем себя как единственную компанию, которая
использует open source как средство разработки, но при этом имеет очень широкий
портфель продуктов и предложений. Благодаря такому портфелю мы являемся очень
серьезным игроком.

НП «Содействие»:

Можно ли сказать, что вы предоставляете полный спектр
IT-продуктов и услуг, который может потребоваться компании для построения
инфраструктуры?

Сергей Бугрин:

Нет, так сказать, конечно, нельзя, но это близко к правде, у нас
действительно широкий портфель: операционная система, виртуализация,
middleware, облачные вычисления, хранение данных, техническая поддержка  и
т.д. Мы хотели бы покрыть все, но пока что это невыполнимо. Например, мы пока
специализируемся только на хранении неструктурированных данных, а для баз
данных пользуемся сторонними open source решениями.

Фил Эндрюс:

Сейчас складывается следующая ситуация, не только в России, но и во всем
мире. IT-отделы обслуживают множество систем, решают проблемы с безопасностью.
Очень много персонала требуется на обеспечение поддержки. Исследования Gartner
за 2010-2011 гг. показывают, что процент CIO, которые считают IT стратегическим
направлением в развитии компании, увеличился с 31 до 67. Но 80 процентов
IT-бюджетов тратится на поддержку уже имеющейся базы, а на инновации остается
лишь 20 процентов. И, несмотря на стратегическую значимость этого направления,
бюджеты продолжают сокращаться.

При этом бизнесмены слышат новости о новых хороших решениях: облачные
вычисления, большие данные и т.п. Они начинают действовать в обход IT-отделов.
И на этом этапе возникают проблемы, так как руководство предъявляет все большие
требования к айтишникам, а поскольку бюджеты у IT-отделов становятся все
меньше, ни все чаще отказывают руководству. Тогда руководство обращается к
таким сервисам, как salesforce.com. И тут также возникает проблема: отвечает ли
это нормативным требованиям? Насколько эти решения безопасны? Ведь теперь
находится в облаке, не своем понятно, кто же в итоге контролирует данные.

Что мы предлагаем в такой ситуации. Во-первых, мы оптимизируем систему. Мы
ставим унифицированную операционную платформу. После этого с уровня оперативной
платформы мы можем переходить на уровень облака. И уже здесь появляется
возможность контролировать процессы. И все процессы происходят не в обход
IT-отделов, а через них. Появляется свобода выбора: что оставить у себя, а что
переместить в облако. Таким образом, высвобождаются ресурсы, появляются
средства на произведение инноваций. Вне платформы заказчик может выбирать любую
систему, позволять им конкурировать между собой. Эту технологию мы и продаем.
Она позволяет заказчику снизить расходы на лицензирование. Расходы идут вниз,
гибкость возрастает, возможности становятся шире.

НП «Содействие»:

Известно, что в России достаточно большое сообщество
Fedora, сам дистрибутив пользуется в стране большой популярностью.
На
RHEL (Red Had Enterprise Linux) также
основан дистрибутив CentOS. Насколько это
помогает, или наоборот мешает продвижению продукции
Red
Hat?

Фил Эндрюс:

Fedora для нас очень важна. Когда мы готовим новые проекты, разрабатываем
новое ПО, мы передаем все это сообществу Fedora. И это прекрасный способ
внедрения инноваций, проверки всех функций, которые потом будут передаваться
заказчикам. Но Fedora не готова к обеспечению уровня программного обеспечения
корпоративного класса. Изменения происходят слишком часто, за них никто не
отвечает, кто-то может внедрить бреши для безопасности. В каждом сообществе
есть люди, которым это интересно. Таким образом, мы берем инновации из Fedora,
прогоняем их через стиральную машину Red Hat, как мы ее называем. И после пары
циклов проверок выдаем свой продукт корпоративного уровня.

Когда мы производим новый релиз (основной или промежуточный), на его
поддержку выделяется 60-80 специалистов. В каждый момент времени у нас в работе
около 15 релизов, и за каждый из них отвечает своя команда. Есть такие
серьезные вопросы, как совместимость ядра, обратная совместимость,
безопасность, за этим тоже внимательно следят. Некоторые релизы
перерабатываются и выпускаются в качестве CentOS. Но этим релизом занимаются
всего трое – и это если принимать в расчет собаку. Как-то раз релиз CentOS
задержался на три месяца по причине женитьбы одного из мэйнтейнеров. Конечно,
CentOS вполне можно использовать и в бизнесе, но тогда компании придется
выделять пять человек из собственного штата на его поддержку. За подписку
компания платить не будет, но ей придется содержать этих сотрудников. В этом
есть свои плюсы и минусы. Многие сначала пробуют работать с CentOS, а потом
приходят к нам за подпиской. Так что в конечном итоге все это служит нам на
пользу.

НП «Содействие»:

Что вы предлагаете интеграторам, которые хотели бы внедрять ваши
продукты? Как происходит партнерство с ними.

Фил Эндрюс:

Для системных интеграторов мы открываем широкие возможности. Когда системный
интегратор собирает полноценное решение, там всегда будет аппаратное
обеспечение, программные средства, услуги интеграции, кастомизации, разработки
приложений и т.д. По мере добавления новых компонентов растет стоимость. Рано
или поздно все это выходит за пределы бюджета заказчика. И возникает два
варианта: или же с заказчиком обсуждается увеличение бюджета (в большинстве
случаев ответ отрицательный), или же заказчик просит у интегратора скидку.
Интегратор оказывается под давлением, начинает предлагать ограничить количество
сервисов, страдает прибыльность интегратора. Но если из общих расходов вычесть,
например, middleware, и использовать решение от Red Hat, то общая стоимость
решения значительно снизится. Таким образом, интегратор может экономить
заказчику миллионы и одновременно увеличивать прибыльность собственного
бизнеса.