USD 63.83 ЕВРО 70.67

Роман Ройфман: «Сейчас благодатное время для внедрения эффективных решений»

Мнения

Роман Ройфман: «Сейчас  благодатное время для внедрения эффективных решений»

О системах хранения данных мы беседуем с архитектором компании NetApp Романом Ройфманом.

Ваша роль  в компании NetApp  и как давно в Вы в ней
работаете?

Работаю в NetApp практически  с самого открытия московского
офиса,  уже более 6 лет, и являюсь архитектором для  решений,
продаваемых на территории РФ. Участвую в создании проектов решений для конечных
потребителей. Обычно заказчики говорят нам: «Продайте 20 – 30 Тб устройств для
хранения данных». В ответ мы начинаем задавать вопросы: «А зачем вам это нужно?
Какая у вас будет база? Какая будет операционка? Как вы делаете резервное
копирование? Какой набор данных? И т.д.» Это позволяет выявить реальную
потребность и сделать решение оптимальным для заказчиков, используя
уникальность наших технологий.

 Бывает, что после ответов на ваши вопросы заказчики понимают, что
они хотели купить не совсем то, что им нужно.

Да, такое нередко случается.

А чем Ваши решения отличаются от предложения
конкурентов с точки зрения архитектуры?

Отличий много. Во-первых,  мы предлагаем унифицированную систему – одна
система хранения может отдавать данные по разным протоколам, и это не только
поддержка разных протоколов, но и внутри системы все сервисы унифицированы вне
зависимости от того по какой семантике вы обращаетесь к данным. Это облегчает
структуру управления системой и позволяет, используя одну аппаратную платформу,
решать разнообразные задачи. Например, если начали внедрять NetApp для
Microsoft SQL сервера то, возможно, что  следующий проект будет по
внедрению файловой системы, и он может быть реализован на той же аппаратной
системе, без докупки нового железа, используя ту же функциональность.
 Вторая особенность наших решений – высокая эффективность. Множество
технологий внутри системы позволяет хранить больше логических данных, используя
меньше  физическое пространство. Storage efficiency – это соотношение
полезного объема логических данных к объему физических носителей под эти
данные. На всех наших системах, подключенных к системе мониторинга, который
проводит комплекс средств поддержки NetApp AutoSupport , собираются и эти
показатели, которые видит заказчик. Мы имеем в России не одну установленную
систему  с показателем более 100%.  Есть системы, у которых этот
показатель доходит до 500%. Это означает, что объем логических данных в пять
раз больше, чем используемое дисковое пространство. Этот эффект достигается за
счет исключения повторяющихся данных — одинаковые файлы, копии баз данных.
Существует такая технология, о которой сейчас много говорят – дедупликация. Она
позволяет нам находить повторяющиеся блоки размером 4К внутри системы, и
хранить только первый блок и ссылки на изменения, а остальные освобождаются для
использования. Подобный эффект дает и создание клонов, которые не снижают
производительность.  Допустим, есть база.  Создание ее клона для
тестирования проекта,  с точки зрения потребления дискового пространства —
 это только хранение измененных блоков. Т.е. вы создаете 100% логического
пространства, но храните только измененные блоки. Создание клонов используется
в половине систем NetApp.  Дедупликация — в 98% систем. Причем применяется
она для  основных данных потребителя.

Эту технологию предлагают и другие производители систем хранения?

Не совсем так. Наши конкуренты предлагают дедупликацию на уровне файлов. Но
она не эффективна, когда вы используете виртуализацию. Когда вы
запускаете  виртуальную машину, она создает копию файла и эффект
дедупликации исчезает.  Наши системы минимизируют дублирование на уровне
блоков по 4К.

Недавно Ваша компания анонсировала участие в партнерской программе
Microsoft Hyper-V Cloud Fast Track, в сочетании с совместной  с Cisco
архитектурой. Прокомментируйте это событие с позиции архитектора
систем.

Это уже не первый опыт нашего партнерства.  Особенностью настоящего
соглашения стало появление огромных, 500 – страничных, документов в которых
детально описаны проработанные решение на базе этих производителей: что, как и
куда должно быть подключено,  дана методология этих решений. И это
подготовленные для тиражирования решения непосредственно заказчику или
партнерами. Это значительно экономит ресурсы на создание проекта, поскольку
предлагается стандартное  решение,  а также  даются рекомендации
по его масштабированию, развертыванию и настройке, что позволяет 
 сокращать время   и снижать риски при  внедрении
 решения.  Не требуется использования консалтинга. Вы, оставаясь в
рамках архитектуры, можете вносить необходимые изменения.

Вы принимали участие в создании проектов решений для заказчиков. Как Вы
можете оценить уровень готовности к внедрению эффективных решений в области
хранения данных в российских компаниях?

У нас сейчас очень благодатная среда для внедрения подобных решений. Если
вспомнить ситуацию 10 летней давности, то разговоры об экономии физического
пространства и электроэнергии вызывали, как минимум, вопросы. Большие
территории, дешевое электричество. Об экономии не задумывались. В Москве 5 – 7
лет назад уже пришло понимание того, что  к пространству и электричеству
нужно относиться бережно. Поэтому тема эффективного хранения данных сейчас
очень актуальна и востребована. Есть небольшое отставание в использовании
последних технологий. Например, тема «больших данных» у нас еще не очень
популярна.

А уровень квалификации позволяет такие решения внедрять?

Да. И этот уровень постоянно растет. Есть сильные специалисты у наших
интеграторов, и мы сталкивались с высокой компетенцией у конечного
потребителя.

Есть, по Вашему мнению, разница между проектами в России и в
Европе?

Принципиальной разницы нет. Как у нас, так и на Западе, кто-то использует
аутсорсинг при выполнении проектов в большей степени, а кто-то предпочитает
большую часть работы выполнять своими ресурсами.  Качество работ у нас не
ниже, а может быть и выше.  Есть небольшая разница на уровне менталитета.
После завершения проекта, у нас не всегда все достаточно хорошо
задокументировано, что  не позволяет отторгать проект от его
исполнителей.

Роман, спасибо за интервью.