USD 67.68 ЕВРО 76.07

«Единое Устройство» — результат естественной эволюции в наступившую эру Post-PC

Аналитика

Компьютерная конвергенция, движимая непреодолимым желанием сокращения расходов, консолидация форм-факторов и инфраструктуры предприятий будут подкреплены мощными облачными сервисами.

Являетесь ли вы приверженцем прогресса, либо евангелистом Apple, Google, Microsoft или операционной системы компании Canonical, концепция Марка Шаттлворта — общественно финансируемый смартфон «Edge» — кажется наиболее универсальной для будущего Информационных Технологий.

Шаттлворт считает, что смартфон в будущем будет единственным устройством в центре Вселенной конечного пользователя. Таким образом, он будет действовать как «мозг» для планшетов, ноутбуков, и даже настольных мониторов и телевизоров, которые будут просто модульными периферийными дополнениями к портативному устройству.

То, что Марк Шаттлвор из Canonical предлагает со своим Ubuntu Edge, идёт даже дальше, чем концепция Стива Джобса «Post-PC» – к идеологии Конвергенции Вычислительных Систем (Computing Convergence), за неимением лучшего термина.

В будущем, у смартфона будет процессор, хранилище и беспроводная связь — «ядро» для работы пользователя, управляемые единой мобильной операционной системой, и, в случае если «Edge» достигнет своей амбициозной цели, это будет Ubuntu работающая на ARM архитектуре.

Хотя, в конечном итоге, это может быть и операционная система, созданная кем-то из вероятного списка компаний, если Edge никогда не увидит свет.

Вместо ношения трех устройств — смартфона, планшета и ноутбука, имеющими разные хранилища и оперативную память, а также независимое управление — пользователь будет носить только смартфон, и иметь присоединяемые модули в виде экрана планшета, большого экрана высокого разрешения, съемной клавиатуры и беспроводных устройств HID, к которым будет подключаться и взаимодействовать смартфон.

Это очевидное развитие будущего персональных вычислительных устройств, наряду с интеграцией облачных сервисов.

В конечном счете, вычислительная техника может, и будет дешеветь. На сегодня, сценарий владения четырьмя отдельными устройствами для четырех вычислительных задач, применим только к людям с высоким уровнем доходов.

На самом деле, речь идет только о трёх форм-факторах, так как ноутбук, по большей части, полностью вытеснил настольный ПК. Многие используют ноутбук, подключенный к HD монитору и внешние клавиатуру и мышь.

Таким образом, тенденция к сближению и дроблению вычислительных ролей уже зарекомендовала себя в отрасли. Теперь вопрос – насколько далеко зайдёт конвергенция и унификация платформы?

Одна вещь, которая почти наверняка повлияет на конвергенцию – финансовые возможности людей из нижних экономических слоёв, проживающих выше зоны, которую Bill & Melinda Gates Foundation называет «Нижние 2 миллиарда», в которой сталкиваются с такими невероятными проблемами, как остаться в живых и удовлетворить основные потребности в пище и воде, так что вычислительная техника далеко не их главная забота.

Выше находящихся за чертой бедности в странах третьего мира, есть еще миллиарды конечных пользователей в развивающихся странах, которые имеют ограниченный бюджет для покупки компьютерных устройств. Даже в США существует целый растущий сегмент населения, который имеет одно устройство для удовлетворения своих потребностей в вычислительной технике, потому что они в значительной степени финансово ограничены.

Исследовательский центр Pew Research Center, например, еще в марте опубликовал результаты недавнего исследования, касающегося использования Интернета среди американцев латиноамериканского происхождения (испаноязычных).

Это исследование показало, что для доступа в Интернет, латиноамериканцы пользуются, прежде всего, мобильными устройствами, а не настольными ПК и ноутбуками. Таких оказалось 76 %, против 60% среди белых американцев.

Если копнуть еще глубже в данные исследования, мы узнаем, что почти половина взрослого населения латиноамериканского происхождения проживает в домохозяйствах только со смартфонами, и что принятие смартфона можно соотнести с возрастом. Конкретнее, латиноамериканцы в возрасте от 18 до 29 лет, с гораздо большей вероятностью имеют собственный смартфон, чем от 65 лет и старше.

Это исследование, конечно, ориентировано только на одну демографическую группу в одной большой стране, но вероятно, что мы увидим подобные цифры принятия мобильных технологий и в других крупных демографических группах в США и в других странах, когда люди вынуждены делать больше с меньшими затратами.

Эта большая группа людей, которая станет сотрудниками компаний или просто захочет сделать больше, используя расширенные сценарии для своих устройств, такие как подключение смартфонов к настольным экранам или телевизорам (способ, который Шаттлворт предлагает с Ubuntu Edge), или даже подключение к планшету/комбинации батареи и дисплея, как впервые сделала Motorola в оригинальном Atrix, который был продуктом с отличной идеей, опередившей время.

Спрос на эти расширенные сценарии для мобильных устройств заставит OEM и ODM-производителей создать устройства, которые в большей степени соответствуют требованиям пользователей, в независимости от количества форм-факторов, которые эти компании хотят продавать. Вы не можете навязать сценарии использования потребителям, роли меняются.

Сейчас пользователи, своими деньгами, определяют — что будет производиться. Конечный пользователь – разрушительная сила. Ни Apple, ни Microsoft, ни Google, ни любая другая компания, пытающаяся попасть в устоявшуюся экосистему мобильных приложений и устройств, включая Ubuntu компании Canonical, не могут сравниться с воздействием потребителей.

Всё вышесказанное даёт Microsoft и Google возможности для внедрения устройств на

рынок — либо под собственным брэндом OEM в союзе с ODM-производителями, либо выпущенных под торговой маркой ODM производителя, как например Samsung.

На основании того, что мы слышали в новостях, Apple активно инвестирует в полупроводниковые технологии и будет владеть всё большими собственными производственными мощностями и базой для разработки компонентов. Существуют все признаки того, что некая ARM платформа из Купертино появится когда-нибудь в будущем. Трудно сказать, когда это произойдёт.

Мы все еще находимся на ранней стадии сближения, но оно будет становиться все более и более важным, поскольку серверные службы становятся более функциональными и происходит сдвиг вычислительных мощностей и бизнес-логики от устройства к облаку.

Переломный момент придет раньше, чем мы думаем, и некоторые производители устройств примут противодействующие меры для компенсации, в то время как другие планировали и готовились к нему в течение достаточно долгого времени.

У Ubuntu Edge есть некоторые, очень специфические проблемы, хотя хотелось бы, чтобы им удалось собрать свои $32млн. краудсорсингового финансирования, потому что это будет сильным толчком для всей отрасли. Это бы ускорило обсуждение конвергенции и вопрос из «нужно ли?» превратился бы в «как мы будем это реализовывать?»

Неизвестно — что на самом деле произойдёт с Edge. Нужно смотреть на этот продукт как на испытательный стенд для людей, желающих быть на передовой новых технологий, а не для обычных конечных пользователей, покупающих такие продукты в больших объемах.

По заявленной аппаратной спецификации Edge выглядит впечатляюще. Если он обеспечит такой же богатый функционал рабочего стола, который существует сегодня на обычных Ubuntu x86 системах, позволяя, как обещается, беспроблемно использовать Android приложения в этой среде, то небольшая, но преданная группа конечных пользователей и разработчиков будет счастлива.

Тем не менее, это устройство не для массового рынка и даже Canonical признает это. Это, скорее доказательство правильности концепции новаторского типа людей, которые хотят устройств очень высокого класса. Можно провести параллель с продуктом компаниит Tesla -для людей, которые хотят иметь роскошный электрический автомобиль.

Tesla не для массового рынка электрических автомобилей, и электрические автомобили провалились в массовом производстве, но у Tesla получилось создать хорошую нишу для себя, несмотря на огромные проблемы в отрасли. Edge и конвергенция мобильной ОС Ubuntu видится в похожем свете.

Конечной целью устройства на Ubuntu Edge, является получение операторами и производителями опыта, для последующего выпуска стандартных аппаратных решений для всех и каждого, вместо семисотдолларового HiEnd устройства.

Независимо от того, будет ли Ubuntu Edge успешен или нет, сближение должно происходить на основании того, что пользователь хочет делать со своими устройствами, при ограниченности финансовых ресурсов.

Но, наибольший потенциал устройства не в операционной системе и локально запускаемых приложениях, а в интеграции с облачными сервисами.

В этом случае, Шаттлворт знает что делает. Индустрия хостинга публичных и частных облачно-ориентированных десктопов имеет многомиллиардный потенциал.

Если предприятия смогут заменить большую часть своих ПК носимыми недорогими устройствами конечных пользователей — смартфонами, планшетами или планшетофонами, которые будут использованы для подключения к большим экранам, а также получения доступа к критически важным приложениям локальных или удалённых офисов, то мы получим разрушение устоявшейся индустрии и зрелые облачные вычисления.

Естественно, в связи с этим, потребуется усиливать управление устройствами. Но Microsoft, Citrix и другие предлагают инструменты для упрощения управления устройствами в больших масштабах с помощью политик и автоматизации, и преимущества намного перевешивают любые возможные альтернативы.

Вопрос только в том, что, если даже технологические вопросы конвергенции могут быть преодолены, станут ли пользователи и существующие поведенческие модели использования вычислительной техники препятствием для сближения?

Итак, операционные системы смартфонов, планшетов и даже ноутбуков/настольных компьютеров могут быть сделаны так, чтобы иметь единый пользовательский интерфейс. Microsoft делает это сейчас, предлагая Windows на всех категориях устройств, с современным пользовательским интерфейсом, и это останется неотъемлемой частью стратегии компании в будущем.

Это именно то, что делает Ubuntu — единый пользовательский интерфейс на различные форм-факторы и делает ещё шаг вперед, предложив единый формат файлов приложений. Google также идёт в этом направлении, но пока не имеет настоящих приложений для настольных ПК, а Chrome OS остается отдельной от Android, по крайней мере сейчас.

Хотя Apple имеет единый двоичный формат приложений для iPhone и IPad, не все их разработчики включают это в приложениях и Mac по-прежнему имеет отдельную ОС, несмотря на явные признаки надвигающегося сближения, наблюдаемого во множестве элементов пользовательского интерфейса и приложений, перенесённых с IOS на Mac OS X.

Итак, «будет ли это работать?» с чисто технической точки зрения, имеет много общего с тем, насколько «бесшовным» для своих платформ каждая из этих компаний сделает пользовательский интерфейс, и насколько легко будет разработчикам писать приложения, которые работают одинаково хорошо для всех сценариев использования.

Гораздо сложнее коренным образом изменить поведение пользователя, чем реализовать единое устройство. Как сказано ранее, здесь играет роль стоимостной фактор, который убедит пользователей покупать меньше устройств или консолидировать использование вычислительных устройств. Так что, мы имеем случай не «может ли это работать?», а именно: «как заставить это работать?»

В каком же месте «Облако» вступает в игру?

Без облачных услуг, будь то Apple, Google, Microsoft, Amazon, или любых других, предоставляемых третьими сторонами, которые встраиваются в эти экосистемы, мы не будем наслаждаться нашими устройствами так же, как мы делаем сегодня. То, что предлагает Шаттлворт не может существовать без «Облака», и Canonical полностью понимает, что дело обстоит именно так.

Дифференциация среди вышеупомянутых игроков будет происходить в разнообразии и качестве облачных услуг. Тот, кто предлагает лучшие услуги, в конечном счёте, будет привлекать наибольшее внимание пользователей и стимулировать создание приложений и услуг сторонними компаниями, позволяя совмещать сценарии использования.

Шаттлворт разместил в сети несколько видео, в которых рассказывает — как он представляет себе использование в будущем операционной системы Ubuntu для планшетов и смартфонов Edge.

Конечно, есть то, о чём Шаттлворт не говорит в этих роликах, описывающих преимущества объединения платформ или сходимость публичных и частных облачных инфраструктур. Он не говорит, что эта мобильная ОС потребует усилий для запуска самых требовательных видов приложений, через веб-интерфейсы и виртуальные рабочие места (DaaS).

Тем не менее, это подразумевается. Мобильная операционная система не может выдержать нагрузки корпоративных приложений, и, несмотря на тенденцию к мобильным приложениям, наши настольные приложения будут с нами в течение ещё очень долгого времени, даже если ПК и платформа x86 становится вымирающим видом.

Эту проблему сторонники теории эры Post-PC и смерти ПК не в состоянии решить.

На протяжении многих лет, мы рассуждали об облачных удаленных вычислениях, и о возможных формах конечных устройств. При этом использовался термин «Экран», относящийся к тонким клиентам на базе SoC (system-on-chip – однокристальная система), которые бы были гибридом ограниченной обработки мобильных приложений в сочетании с настольными приложениями, удаленно работающими в центре обработки данных.

Некоторые вещи, которые, как мы представляли, будут в третьем десятилетии 21-го века, оказались ближе к реальности, но некоторые все ещё далеки от неё.

Сегодня «Экран» существует в виде дискретных вычислительных устройств, таких как смартфонов, планшетов, приставок (Apple TV, и т.д.) и даже тонких клиентов, как Chromebooks.

В будущем, а возможно уже через пять-десять лет, различий между форм-факторами может даже не существовать, так как конечные пользователи во всем мире с ограниченными финансовыми средствами будут руководствоваться новыми сценариями использования компьютерных устройств. А это заставит производителей устройств и создателей программного обеспечения приспособиться к этому новому способу и облачные вычисления отойдут от локализованной обработки.

Чтобы видение Шаттлворта стало реальностью, необходимо объединение платформ и конвергенция. Иными словами, ОС для смартфонов, планшетов и настольных ПК должна стать единой, ориентированной на одних и тех же разработчиков и, в конечном счете, на единое устройство.

Это естественная эволюция. Canonical делает это с Ubuntu, Microsoft с Windows, Google с Android и Chrome, а Apple с IOS и Mac OS X.

Приведёт ли конвергенция компьютерных устройств нас в эру «Единого Устройства»?