USD 64.54 ЕВРО 71.97

Роберт Фариш: «Ночь темнее всего перед рассветом…»

Аналитика

cio

Кризис всегда заканичивается, каким бы глубоким он ни был. Нужно просто не опускать руки. А также важно знать, что происходит с рынком, на котором работаешь. Тогда и тьма перед рассветом может показаться не такой темной. Своими впечатлениями о ситуации на рынке информационных технологий в России делится региональный директор копании IDC в России и странах СНГ Роберт Фариш.

-Как можно описать состояние российского рынка ИТ и телекоммуникаций по итогам первых шести месяцев 2009 года?

ОК, начнем с сегмента, который мы называем «Volume Market», т.е. с той частью ИТ, в которую входят персональные компьютеры, периферия, сетевое оборудование, аксессуары и т.д.

Сейчас механизмы ИТ-рынка России постепенно начали функционировать. И это сильно отличается от ситуации, которая была три-четыре месяца назад, когда некоторые дистрибьюторы были на краю банкротства. В большинстве случаев они нашли финансовые ресурсы, и мы теперь можем достаточно уверенно сказать, что российский рынок дистрибуции уже работает и по большей части не зависит от наличия или отсутствия кредитных ресурсов. Единственное «но» — это то, что спрос со стороны покупателей пока еще низок.

По нашему прогнозу объем рынка ПК во второй половине 2009 года в штучном выражении будет в два раза выше, чем в первом полугодии. Да, есть и сезонные колебания, но тем не менее…

Рынок серверов пострадал гораздо сильнее. Мы прогнозировали, что первый квартал будет самым тяжелым, так оно и было. И возвращение спроса здесь ожидается позже, чем в остальных технологических секторах рынка ИТ. Динамика определяется двумя факторами. Во-первых, жизненный цикл серверов длиннее, чем, скажем, у персональных компьютеров или принтеров. Во-вторых, более-менее массовые закупки серверов происходили во время очередного витка экспансии бизнеса. Сейчас этого пока не наблюдается.

С системами хранения данных (СХД ) ситуация также неважная, но все же лучше чем с серверами. Связанно это с тем, что СХД необходимы компаниям при любых обстоятельствах – ведь всю корпоративную информацию необходимо где-то хранить.

Если говорить о рынке ПО в целом, то тенденции здесь похожи на те, которые характерны и для «железа»: сильное падение спроса в первой половине года и достаточно медленное восстановление во втором полугодии. Особенностью является то, что игроки больше озабочены удержанием своей доли рынка, нежели поиском новых клиентов.

            

Есть и некоторые исключения. Связаны они с тем, что существует два типа расходов: капитальные (capital expenditure, CAPEX) и текущие (operational expenditure, OPEX). С капитальными расхожами ситуация печальная – компании почти не тратят сейчас деньги на развитие. На операционные затраты деньги все же находятся. Это касается не только ПО, но и всего остального. Это представлено на диаграмме ниже.

Если анализировать тенденции рынка с учетом разбивки по типам ИТ-продуктов, например, ПК, серверы, сервисы и т.д., то выделяются пять сегментов, которые и определяют «расстановку сил». Они представлены на диаграмме ниже.

Что мы здесь видим? Слева – тенденции рынка по сегментам, справа – то, что соответствует тому или иному тренду.

Начнем с «сокращений». Сюда вошло «железо», почти всё ПО и некоторые типы ИТ-услуг (например, системная интеграция, росшая ранее вместе с экспансией бизнеса, а также все услуги, связанные с «железом»). Оказалось, что те вендоры, которые имеют значительную долю продаж за пределами России, чувствуют себя гораздо лучше, чем локальные игроки. Экспорт упал значительно меньше, чем внутренний спрос.

Есть типы затрат, которые в любом случае продолжаются, но уже в меньшей степени. Это – обслуживание оборудования и ПО, расходные материалы и т.п. Мы их относим к блоку «Оптимизированные расходы».

«Стабильные расходы» — это затраты на те продукты, которые либо нужны прямо сейчас, либо те из них, от которых очень трудно отказаться. Информационная безопасность – яркий пример. Искать более дешевые решения или вовсе отказываться от ИБ – очень опасно. Стимулирует инвестиции здесь и законодательство (в частности, Федеральный закон «О персональных данных»). В итоге, мы не видим здесь падения продаж, а в некоторых случаях есть даже рост. В данную категорию входят не только решения по ИБ, но и системное, и серверное ПО, а также ПО для управления системами хранения данных. Это то семейство продуктов, которое позволяет компаниям более эффективно управлять тем, что уже входит в состав ИТ-инфраструктуры.

Что касается ПО для виртуализации, то я бы отнес его к «Отсроченным расходам». Почему? При консолидации вычислительных ресурсов и СХД, а также при их виртуализации мы не сможем избежать инвестиций.  Сейчас денег нет. Поэтому здесь можно ждать существенного роста через год или два, в зависимости от того, какими путями бизнес будет выходить из кризиса. Но то, что рост будет – это однозначно. Рынок идет по этому пути.

И, наконец, блок «Новые инвестиции», где мы наблюдаем рост уже сейчас. Здесь расходы будут выше, чем год назад. Что сюда входит? ПО класса BI – «заказ» на него исходит от финансовых директоров, а, значит, с деньгами проблем нет. Данные продукты помогают оптимизировать бюджеты, денежные потоки, уменьшить количество персонала и т.д. Наша база данных проектов показывает значительный рост и по числу внедрений, и по объему сделок в денежном выражении. На российском рынке в этом сегменте лидируют IBM (Cognos),  SAP (Business Objects), SAS, Microsoft и российская компания «ПРОГНОЗ».

Есть ПО, которое помогает избежать или уменьшить CAPEX, например, софт для дедупликации. Крупнейшие его производители — Symantec и EMC. Есть также программные решения, которые помогают управлять печатными устройствами – здесь балом правят Xerox, HP и Canon.

Еще одна категория из этого блока: ИТ- и бизнес-консалтинг. При чистом консалтинге клиенту помогают правильно построить проект, при смешанном — показывается то, как можно при помощи ИТ оптимизировать тот или иной бизнес — процесс. Почему на эти услуги есть спрос, объяснять, наверное, не стоит. В России бизнес-консалтингом с успехом занимаются IBS, АйТи, CROC, Accenture. В мировом масштабе на данном рынке лидирует IBM.

Говорить о бизнес-консалтинге можно очень долго, и если у читателей портала CIO-World.ru возникнет желание, можно вернуться к  этому вопросу позже.

-Не могли бы Вы  сравнить ситуацию на ИТ-рынке России с ее соседями по СНГ?

В Украине сейчас ситуация очень сложная, и не только с информационными технологиями. Спрос упал гораздо сильнее, чем в других странах СНГ. К сожалению,  в этой стране нет ресурсов, которые могли бы в обозримом будущем переломить ситуацию.

В Казахстане кризис начался на год раньше, чем в России. Но, тем не менее, уровень оптимизма у поставщиков сейчас высок. Проблемы Казахстана кроются в структуре его экономики, но в отличие, скажем, от Украины, там есть ресурсы для роста. ИТ-рынок этой страны начнет оправляться быстрее всех, правда, вряд ли в этом году. Собственно говоря, ИТ-рынок Казахстана и раньше лидировал в СНГ по темпам роста, и, думаю, что ситуация не изменится и в период выхода из кризиса. Не стоит однако забывать о его зависимости от российского рынка – если будет плохо в Москве, не будет хорошо и в Астане.

Общий объем ИТ-рынка в 2008г. и его прогноз на 2009г. по ряду стран СНГ,
млрд. долларов

2008 2009
 Россия 24,31 13,61
 Украина  3,84 2,30
 Казахстан  0,96 0,71
                                  Источник: IDC, 2009г.

В Грузии,  которая уже не входит в СНГ, есть ожидание неких инвестиций из США, но пока это только ожидания. В Туркменистане мы видим перспективы – появилась определенность с газовой трубой и на Запад, и в Китай. Мало того, мы уже отмечаем инвестиции в эту страну. Позже начнет расти и его ИТ-рынок. Азербайджан также после падения цен на нефть пережил шок. Усугубил ситуацию там и финансовый кризис.

-Как изменился, по вашему мнению, вектор работы ИТ-деректоров в России? На что они сейчас больше всего обращают внимание?
 
CIO в России стало меньше. На них решили сэкономить. Некоторые из оставшихся потеряли свою роль относительно других топ-менеджеров, в первую очередь по отношению к финансовым директорам. Кто из оставшихся имеет неплохие перспективы, так это те, которые действительно помогают добиваться прибыльности организации.

Часто ИТ-директора, к сожалению, видят свою главную задачу в том, чтобы удержаться на занимаемой должности, что в свою очередь приводит к некоторой дискредитации звания CIO.

Есть логика в объединении функций CIO и COO. COO (chief operating officer) — это один из менеджеров, отвечающих за повседневные операции, т.е. за текущую деятельность. В российском бизнесе СОО соответствует должность «исполнительный директор». Такой человек, обычно, имеют больше полномочий и больше менеджерского функционала, чем ИТ-директор и, следовательно, есть вероятность того, что со временем CIO станет больше менеджером, нежели специалистом по информационным технологиям.

— Изменились ли  методы работы вендоров и других ИТ-компаний в связи с кризисом?

По моим ощущениям большинство поставщиков еще не переделали свои модели общения с конечными пользователями в соответствии с текущими рыночными условиями. Безусловно, есть и весьма гибкие ИТ-компании, но многие по-прежнему придерживаются своих докризисных методов работы с рынком.

Многие ИТ-интеграторы пока еще живут за счет долгосрочных контрактов, которые были заключены год назад. Но все прекрасно понимают, что экономика мыльного пузыря, основанного на доступных кредитах, закончилась. Придется учиться работать в новых условиях с меньшей маржой.

В этой ситуации можно предположить, что приобретет второе дыхание аутсорсинг, что акцент теперь будет делаться не на «железе», а на «решениях». Пока мы этого не видим, но баланс между ПО, «железом» и сервисами изменится однозначно.

Что уже видно, так это избавление от лишнего количества посредников в каналах дистрибуции. Многие поставщики переводят на территорию России таможенные склады. Со временем роль дистрибуторов, естественно, будет меняться.  Они станут скорее логистическими операторами, нежели основным каналом перекачки продукции из Китая в Россию.

— По вашему мнению, может быть в период кризиса в России начнут появляться свои «Гуглы» и «Микрософты»?
 
Любой «Гугл» или «Микрософт» начинается с СМБ. В России многое делалось, чтобы заниматься малым бизнесом в стране было не выгодно. Не важно, говорим мы о софтверной компании или какой-либо другой. СМБ сильно страдает и от бюрократии. Это приводит к экономически не оправданному росту численности персонала. По соотношению количества «вспомогательных» сотрудников к общему штату средней компании Россия обгоняет все страны Европы.

Чтобы малый бизнес стал крупным, ему нужны внешние рынки. А для этого нужна государственная поддержка. Россия богата специалистами, сейчас у них есть возможность реализовать свой потенциал, надо дать им этот шанс. Что же касается существующих ИТ-компаний, то наш совет им: в ближайшее время постарайтесь помочь клиентам решить их неотложные проблемы.